Статьи



За ректорами на быстрых нейтронах будущее

По мнению авторитетных учёных, будущее энергетики за реакторами на быстрых нейтронах. Но пока в мире лишь одна атомная станция, работая по такой технологии, успешно выдаёт энергию в промышленных масштабах. Это Белоярская АЭС. В апреле этого года энергоблок. БН-600 исполнится 30 лет, именно таков расчётный срок его эксплуатации. Но станция не закроется. Мы убедились в этом, побывав на БАЭС и посмотрев, как ведётся поэтапная модернизация оборудования для того, чтобы продлить ресурс энергоблока ещё на 15 лет.

Первый энергоблок выработал свой ресурс в 1981 году. Второй вывели из эксплуатации раньше срока, поскольку требовались огромные затраты, чтобы привести его в соответствие с новыми правилами безопасности. Но третий энергоблок на быстрых нейтронах мощностью 600 мегаватт (БН-600), ставший новой ступенью в развитии мировой атомной энергетики, зарекомендовал себя только с положительной стороны. Он уже выдал в Свердловскую энергосистему более 110 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Сравните: первый и второй энергоблоки совместно произвели 31 миллиард киловатт-часов.

Мир ещё долго будет помнить чернобыльскую трагедию. Не таит ли в себе станция потенциальную опасность? Специалисты утверждают: реакторы на быстрых нейтронах — самые безопасные.

При этом самый распространённый тип — водоводяные энергетические реакторы (ВВЭР), где роль теплоносителя выполняет вода. Другой тип — реакторы большой мощности канальные (РБМК), это энергоблоки чернобыльского типа, в нашей стране таких 11. Отличие БН-600 в том, что в качестве теплоносителя здесь выступает не вода, а жидкий натрий.

Как рассказал директор БАЭС Михаил Баканов, учёные Франции, США, Японии работают над подобными проектами, но реализовать их до конца им пока не удаётся. Технология очень сложная. К тому же построить быстрый реактор намного труднее, чем ВВЭР, и экономически ему трудно пока конкурировать с серийными энергоблоками.

Но за быстрыми реакторами будущее, — убеждён Михаил Васильевич. — Они дают возможность расширить топливную базу, использовать весь имеющийся в природе уран, а не только достаточно редкий уран-235, применяемый в серийных реакторах. Позволят нарабатывать вторичное топливо, которое можно использовать в других реакторах. А замкнутый топливный цикл — это и решение проблемы радиоактивных отходов.

Но главное — реактор БН обладает свойством «естественной» безопасности, то есть в силу присущих ему физических свойств при повышении температуры или другом отклонении от заданных параметров он самозаглушается. Даже если случится серьёзное нарушение в работе, что маловероятно, недопустимого выхода радиации за пределы реактора не произойдёт. И ничто не будет угрожать жителям Заречного, находящегося в трёх километрах от станции, не говоря о населении других городов.

Мы боимся скороварки, потому что она работает под большим давлением, но никому не придёт в голову бояться чайника. Вот и серийные реакторы можно сравнить со скороварками, а реактор на быстрых нейтронах — с чайником. Тем не менее в процессе подготовки к лицензированию вопросы надёжности и безопасности на БАЭС поставлены во главу угла.

В процессе модернизации оборудования на АЭС проводятся материаловедческие исследования, совершенствуются информационные системы, заменяют парогенераторы. Реконструируют и блочный щит управления, напоминающий пульт управления космическим кораблём из какого-нибудь фантастического фильма, но этот процесс медленный и поэтапный. Сотрудники должны постепенно привыкать к любым изменениям на оперативной панели, чтобы не растеряться в случае непредвиденной ситуации.

Каждому помещению на станции присвоены номер и категория безопасности. У этажей нет номеров, есть отметки высоты относительно земли. Мы поднялись на отметку 42, где за дверью весом больше тонны расположено аппаратное отделение. Аппарат — это реактор. В советские времена его называли так для конспирации, как шутят здесь, «чтоб враги не догадались». А сейчас — по традиции. Реактор — та часть оборудования, которую в процессе модернизации нельзя заменить. Но всесторонние исследования показали: он способен прослужить ещё как минимум 15 лет.

Останавливают его два раза в год: весной для перезагрузки топлива, технического обслуживания и инспекций, и осенью для очередной перегрузки топлива и подготовки к осенне-зимнему сезону.

В процессе модернизации мощность энергоблока повысилась с 600 до 615 мегаватт. Это значит, мощнее стала энергетическая «река» Свердловской области. А в недалёком будущем в неё вольётся энергия строящегося энергоблока БН-800. Позже будет построен и блок БН-1200.

«Но и сейчас БАЭС, а с ней и вся наша страна является мировым лидером в области быстрых реакторов», — уверен Михаил Баканов.

Елена Абрамова, Областная газета